Дата и время
» » Сияй, безумный бриллиант. Интервью с Романом Виктюком - ФОКУС

Сияй, безумный бриллиант. Интервью с Романом Виктюком - ФОКУС

30-11-2014 10:44 Информационное агентство «RUSNEWSINFO»/ОБЩЕСТВО/ Сияй, безумный бриллиант. Интервью с Романом Виктюком - ФОКУС

Этой осенью украинская драма прорвалась на большую сцену. Премьера спектакля "В начале и в конце времён" прошла в Москве. Львовянин Роман Виктюк, живущий в России, поставил пьесу Павла Арье, львовянина, живущего в Кёльне. Действие происходит в Чернобыле. Язык постановки — украинский суржик.

Чтобы связаться с Виктюком, надо звонить ему в Москву в 11 утра по киевскому времени. Ни раньше, ни позже. В другое время Виктюк трубку не берёт. Почему? А вот так он решил. Но когда ответит, происходит невероятное, потому что вы попадаете на спектакль имени Виктюка. Его харизма настолько сокрушительна, что вышибает из реальности, даже когда вы говорите с ним по телефону. Он напоминает волшебный рояль: дотронься до клавиши — и вместо ноты сыграет симфонию, часто авангардную.

Как прошла премьера спектакля?

— Творилось что-то невероятное, я такого не помню. Зрители полчаса аплодировали стоя и плача, не отпускали артистов. И не отпускали Арье. Он был настолько смущён, что прятался за спинами артистов. Я его вытаскивал и каждый раз, когда выводил вперёд, аплодисменты и крики "браво" усиливались. А он снова прятался. Я его понимаю.

Не плакал?

— Плакал. И во время спектакля. И когда на сцену по ступенькам поднимался. Мы его полюбили, текст его обожали. О какой-то агрессии не могло быть и речи. Все ждали его приезда. Прибыл он накануне премьеры на один день. Этот же спектакль мы уже сыграли в Петербурге в зале на тысячу зрителей. Раньше на этом месте была церковь, от которой осталась только задняя стена — полукруглая апсида (выступ. — Фокус), очень высокая.

Когда мы играем в этом помещении, не закрываем её никогда. В зале присутствует сакральная энергетика, которую невозможно уничтожить. Спектакль здесь получился совершенно прозрачным — как молитва. А это самое великое, что может быть. Потому что и зрители, и артисты излучают свет, и над залом образуется светящийся купол. Там стояла такая тишина. Абсолютная. И в финале зрители аплодируют не только артистам, они аплодируют себе. Тому, что в них ещё не убито это ощущение святости.

И поскольку слово "Чернобыль" как бы состоит из двух половинок: первая — "черно", место действия или то, что было определено гораздо раньше сказаниями; вторая — "быль", то, что остаётся на века. И над "былью", и над "черно" есть этот охранительный купол, который ограждает человека от бед, потому что каждая из бед — это наказание. И мы должны всегда задумываться о том, за что? Но это никого не интересует.

За что, по-моему, понятно.

— Но мы закрываем глаза и уши и не слышим. Я считаю, что сердце должно видеть, а глаза ощущать. И это совершенно другое ощущение себя в мире.

Как вам работалось с Арье?

— Он меня боится, обожает и боится. Поэтому я ждал момента, когда он будет смотреть спектакль. Это его первый опыт на такой большой сцене и в большом городе, с не самым плохим режиссёром и замечательными артистами. И я заказал ему ещё две пьесы. Жду.

В пьесе есть странный персонаж, Вовик, парень 28 лет. Кто он, по-вашему?

— В этом мальчишке — это я себе так придумал, и так мы играем — есть сияние. Видя людей и общаясь с ними, он считывает их мысли. Безумно тяжело найти артиста, который обладал бы этим сиянием, Игорь Неведров, мой ученик, сыгравший Вовика, этим даром обладает. Играет уникально.

Вы поставили пьесу на украинском. Сложностей с этим не возникло?

— Я специально занял в спектакле артистов, с которыми работал в киевском Театре имени Леси Украинки. Это Исаев, Погорелова и Дзюба. Они легко перешли на ту мелодику украинской речи, которую нельзя подделать. Она исчезает, потому что украинские артисты на сцене думают по-русски, а слова произносят украинские. Помню, в театре Франко был на спектакле, там артисты говорили по-украински, а в паузах между собой на русском. Спрашивают у меня: "А вы останетесь на банкет?" Получается, выходя из театра, они говорят на другом языке, вот это убивает напрочь то сияние, которое должно быть. А мои ребята из театра имени Леси Украинки любят этот язык, они на нём мыслят, и мы разговаривали во время репетиций на каком языке?

На украинском?

— Правильно — на мові. И Илья Неведров украинскую мелодику уловил потрясающе. От этого сияния открываются неизвестные порты в человеке, тем более когда пьесу написал львовянин и львовянин ставил. А ещё один львовянин, горький меланхолик Станислав Ежи Лец, как-то заметил: "Мир прекрасен. Это-то и грустно". Такое впечатление, я говорю это шутя, что сцена в нашем спектакле — это окно сумасшедшего дома, из которого мы смотрим на безумную действительность. От начала начал и до бесконечности конца мы продолжаем открывать для себя жестокий, нежный, мудрый, глупый, циничный, трепетный, непонятный и непонятый мир.

Сияй, безумный бриллиант. Интервью с Романом Виктюком - ФОКУС

Павел Арье родом из Львова, сейчас живёт в Германии. По словам Виктюка, его потрясла пьеса украинского драматурга

На премьере я сказал с большой радостью, что у меня сегодня день рождения, но я поздравляю себя с рождением талантливейшего драматурга. Эти же слова я произносил, когда ставил первые пьесы Александра Вампилова, Люси Петрушевской и других. И к Арье так хорошо относится то пространство, которое над нами, откуда мы пришли и куда уйдём, что оно свело нас вместе.

Потому что, если бы во Львове, в аппарате мэра города, Ира Подоляк (руководитель управления культуры Львовского горсовета, а ныне народный депутат от "Самопомочи". — Фокус) не сказала мне, что есть такой талант, а живёт он в Германии, я бы о нём не узнал. Пьесы у неё не было, но я закричал: "Ира, дайте мне телефон". И когда я рассказал мэру города, что я ещё не прочитал пьесу, но буду её ставить, он пригласил нас со спектаклем во Львов. Это приглашение в силе.

Вы обещали привезти этот спектакль в Киев. Когда?

— Мы были готовы, но оказалось, что Октябрьский дворец ещё не подготовлен, он не отапливается, и люди не могут сидеть три часа подряд, да ещё в пальто. Но это обидно, поймите меня! Вот мы сейчас едем в Израиль, после играем в Москве "В начале и в конце времён", потом едем в Америку почти до Нового года, а мы хотим приехать в Украину. Господи Боже, сколько раз на протяжении всей жизни я приезжал и ставил в Киеве. Я помню то безумие, которое творилось в Октябрьском дворце, когда мы там играли.

В девяностые на ваши спектакли мы проходили зайцами через окна.

— И правильно! Когда студенты били стёкла, чтобы попасть на мой спектакль, репортёры у меня спрашивали: "Почему вы не возмущаетесь?" А я им: "Дураки, они пробиваются из глупости советской в сердце человеческое". И я забрал с собой эти осколки разбитых стёкол.

Правда забрали?

— Да. Ну что вы хотите, если министр культуры Иван Дзюба пришёл тогда вместе с нашей великой поэтессой, любимой мной безмерно. Ну знаешь её?

Лина Костенко?

— Конечно. Линочка с Дзюбой не могли пройти в театр, потому что толпа у входа стояла большая. Их протащили через другой вход. Они смогли попасть в зрительный зал на третьем звонке, и когда подошли к своим местам, на этих стульях сидело по три-четыре ребёнка. Они их не согнали с мест, а сели на ступеньках в конце зала. Ну знаешь?

Я на них сидела.

— И они сидели вместе с молодыми ребятами на этих ступеньках. Первая поэтесса и министр культуры. После этого они мне сказали, что это были их лучшие мгновения в театре. Такие моменты приоткрывают сияние в наших душах. Это мой крик. Люди, всё делайте для того, чтобы сияние, которое даётся свыше, хотя бы один раз всё-таки в вас появилось.

Хочу спросить об Олеге Исаеве, который играет в спектакле бабу Фросю. Он родом из Горловки, которая сейчас в зоне боевых действий, это как-то отразилось на его игре?

— У него уже мамы нет, папа здесь. Были артистки возрастные, которые хотели сыграть, но я понимал: нет, только он может ощутить и передать эту боль. И в финале спектакля, когда его героиня уже едет с Вовиком в метро, он снимает женский платок и сидит, со своими седыми волосами. Это производит сильнейшее впечатление. Потому что играет артист, который понимает, что такое беда в его в доме.

Сейчас время смутное, всё стремительно меняется. Как и почти 60 лет назад. В 1953-м вы были юношей и, наверное, помните перелом в жизни страны, когда умер Сталин?

— Конечно, помню. Я ехал поступать в Москву. Меня тогда весь дом собирал в дорогу с подушками, с одеялами.

С подушками?

— Да. Потому что я же ехал почти в Сибирь, навсегда. Плакали, знали, что не вернусь. Мамин брат семнадцать лет провёл на лесоповалах, там, далеко-далеко. И я помню, когда он вернулся — в нём не было злости, он был просветлённым человеком. И потом через много лет диссиденты, такие как Синявский, мне говорили, что верующие люди из Западной Украины были им опорой и светом в лагере. Такая была эта пора.

Сияй, безумный бриллиант. Интервью с Романом Виктюком - ФОКУС

Премьера пьесы о Чернобыле состоялась в Москве в театре Моссовета. Особенность постановки в том, что она идёт на "мове"

И в первый день в ГИТИСе, куда я поступил, на стенах висели газеты со статьями о космополитах. Громили умнейших людей. Тех, которые потом мне же преподавали театр, литературу, философию. Это были удивительные люди, посланные мне свыше. Я ехал с подушками, а гроши мне зашили с обратной стороны китайских трусов, чтобы не "вкрали" в поезде. Деньги мне не присылали, я жил только на стипендию — ты себе не можешь этого представить.

Мы ходили в столовую консерватории только потому, что там на столах бесплатно был хлеб. Булочки белые. И официантки не успевали отвернуться — уже не было хлеба... Да. Но это не имеет значения.

Вы работали со многими выдающимися драматургами. Есть какая-то черта, которая роднит этих людей?

— Тогда все были как на параде — агрессивные, воинствующие, несущие знамёна колонны. А они, и я с ними, шли на обочине. Мы никогда в эту армаду победоносную ни мыслью, ни умом не вступали. Это нас спасало. Поэтому я и мог делать то, что тогда было делать нельзя.

Как-то к пятидесятилетию СССР в главном коммунистическом театре — МХАТе я поставил пьесу "Украденное счастье". На афише было большими буквами написано: "К пятидесятилетию образования СССР — "Украденное счастье". Я позвонил Ефремову и сказал: "Олег Николаич, сойдите вниз". Он был недоволен, что я его отрываю, но спустился. Я ему показываю афишу: "Читайте громко!" Ефремов: "Б…! Ты нас всех в тюрьму отправишь". И заклеили "к пятидесятилетию…".

Какое у вас сейчас ощущение времени?

— Мы стоим над пропастью... Иди. Пиши.

Фото: Роман Балюк


Информационное агентство «RUSNEWSINFO» Украина - rusnewsinfo.ru



Будь всегда в курсе последних событий - следите за новостями черех ВК, FB, Twitter

Похожие новости:

Ани Лорак: «В Украине живут самые талантливые артисты»

Певица, подарившая нашей стране серебро Евровидения—2008, призналась Корреспондент.net, что

В России покажут оперу по самой кровавой пьесе Шекспира

Мировая премьера оперы «Титий Безупречный» Александра Маноцкого, основанная на пьесе украинского

С метлой и микрофоном

Гастарбайтеры на сцене Большого театра...

Она пишет, он играет – каково это быть женой актера или мужем драматурга (Ф ...

Как рождаются и живут театральные семьи, почему актеры не сходят с ума от сложных ролей и почему

«Либо врать, либо метафоры»

Интервью с Лией Ахеджаковой...

«Американцы веселые, шоу им надо»

Бас Ильдар Абдразаков рассказал «Ленте.ру» о «Князе Игоре» Чернякова...
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код:
Популярные новости

Новости России, новости Украины - новостной портал

Новости России, новости Украины - новостной портал

добавить на Яндекс

Погода в Москве, Киеве, Минске

Подписка на новости

Введите Ваш E-mail :

Опрос
Майдан за против?
я за
я против
все это утроила Америка, против!
меня это не касается!

ШОУ-БИЗНЕС>> Все статьи

Вслед за дворцом Джонни Депп продает деревню

Вслед за венецианским домом голливудский актер Джонни Депп выставил на продажу поместье недалеко от французского Сен-Тропе. Усадьбу актер приобрел еще в 2001 году, когда был в браке с Ванессой Паради. За палаццо в Венеции Депп планирует выручить 10,8 миллиона долларов, поместье в Сент-Тропе выставлено на продажу за 55,5 миллиона, хотя еще год назад, когда актер решил его продать, его оценивали в 25,3 миллиона. При этом эксперты недоумевают, поскольку не видят причин, по которым дом мог подорожать в два раза, пишет newsru.com. Однако некоторые считают, что первичная оценка была проведена

Маршруты транспорта в Малиновке изменили по просьбам минчан

В Минске в юго-западной части с 13 декабря меняется схема движения общественного транспорта, сообщает предприятие "Столичный транспорт и связь". Это связано с оптимизацией транспортного обслуживания микрорайонов Малиновка,…

Ликвидация склада новых автомобилей Volkswagen

До 31 декабря очень выгодные цены на ограниченную партию автомобилей Volkswagen 2014 года выпуска: Jetta, Passat, Touran, Beetle, Golf, хэтчбэк Polo.

В Беларуси планируют повысить налог на автомобили

В Беларуси планируется повысить транспортный налог для владельцев автомобилей на одну-две базовых величины (150-300 тыс. рублей). Об этом 8 декабря сообщил депутатам Палаты представителей заместитель инистра финансов Беларуси…
2014 © Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на сайт.
Рейтинг@Mail.ru
Логин
Пароль
Запомнить